Журнал "Черного Фронта" (ali_kgd) wrote,
Журнал "Черного Фронта"
ali_kgd

Categories:

Зачем закрыли Черкизовский рынок?

Вместо того чтобы устраивать истерики насчет «понаехавших», борцам с миграцией лучше посмотреть на себя в зеркало

http://www.nb-info.ru/antipotkin/cherkizon031109.htm

Просмотр сайтов ДПНИ и подобных движений лично меня всегда оставлял в недоумении. Ладно, если бы у нас была изысканная и утонченная цивилизация, которой угрожали дикие варвары. А ведь дело часто обстоит совсем наоборот. Я живу в одном из спальных районов Москвы, и когда ночью слышишь доносящиеся с улицы матерные вопли и дикие визги представителей «белой расы господ», а утром видишь, как гастарбайтеры-дворники убирают оставшиеся после этих самых господ банки, бутылки и окурки, как-то не особенно верится в угрозу с Юга. Как справедливо писал Юлиус Эвола, мы это люди среди развалин, и защищать и отстаивать здесь нечего, разве что спасать гламурную шалаву Ксюшу Собчак от злых бородатых дядек ваххабитов.

Впрочем, разглагольствования об опасных мигрантах так и остались бы достоянием кухонь, если бы власти не преподнесли вульгарным мещанским националистам подарок в виде закрытия Черкизовского рынка в Москве. Вместо того чтобы создать им нормальные условия для работы, тысячи людей были просто выброшены на улицу и разорены. Эта акция породила мощную пропагандистскую кампанию в СМИ, которая не стихает до сих пор. Недавно в номерах «Комсомольской правды» было опубликовано огромное интервью горе-экономиста Михаила Делягина. Делягин обожает распространять панику. Еще год назад он пугал восстаниями гастарбайтеров. Восстаний не случилось, но Делягина это не чуть не смутило, и в своем новом интервью он в очередной раз обвинил мигрантов во всех отечественных бедах, даже в аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Не забыл и про злосчастный Черкизон.

Рынки, конечно, всегда были источником криминала. Есть даже хадис пророка Мухаммеда на это счет: «Передают со слов Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах, что пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Самыми любимыми (местами) городов для Аллаха являются их мечети, а самыми ненавистными - их рынки». Однако следует подчеркнуть, данный характер рынков не имеет отношения к этнической принадлежности тех, кто на нем торгует. В Москве в ранний советский период диаспоры на рынках не играли почти никакой роли, за исключением цыган и ассирийцев, торговали в основном сами москвичи и приезжие из подмосковных регионов. Однако эти рынки были ничем ни лучше, чем в наше время. Вот что пишет Георгий Андреевский в книгах «Повседневная жизнь Москвы с сталинскую эпоху. 1920 – 1930-е годы» и «Повседневная жизнь Москвы с сталинскую эпоху. 1930 – 1940-е годы». Рекомендую прочитать всем поткинцам, прежде чем писать про "вонючий китайский базар". «Московские рынки тех лет были, конечно, интересны. Именно на них горожане выглядели наиболее естественно и непринужденно. Толчея, грязь, крики торговок, шныряние воров». «Рынки вообще являлись рассадником заразы и преступности. Здесь можно было за 500 рублей купить пистолет. Здесь хулиганы резали мешки колхозникам, а воры тащили у них мясо с прилавков». Далее он описывает специфику каждого из рынков. Напоминает путешествие по кругам дантова ада. «Красота и богатство прилавков действительно соседствовали на Сухаревке, да и на других рынках с антисанитарией. Нечего и говорить, что на рынках водились полчища огромных и прожорливых крыс». А вот про Тишинский рынок: «Рынок, конечно, был грязен и нелеп, но, походив по нему, можно было обогатиться какой-нибудь приметой давно прошедшего времени». Про «Универсальный рынок»: «Торговал он продуктами питания весьма сомнительными, но зато дешевыми» (хотя тогда китайских торговцев не было и в помине!). Многих, конечно, такое положение дел возмущало. В одной из газет в 1924 году было опубликовано следующее возмущенно письмо: «На Арбатском рынке дворники метут в двенадцать часов дня и грязной метлой задевают прохожих, а на протесты отвечают грубостью. На Рождественке подвальные люки не закрываются, в них легко упасть. Около дома 5 люк превратили в помойку. (…) Это место стало излюбленным для торговцев поросятами. . Привозят партиями, в ящике по десять-пятнадцать поросят, а ящиков десятки. Зловоние невообразимое…» Так что, как мы видим, хамство и грязь в Москве породили вовсе не «пришельцы с Юга», которых в ту пору практически не было.

Закрытие рынка в Черкизово привело к тому, что торговцы стали перебираться в другие районы Москвы, в частности, в Люблино. Ситуацией тут же воспользовались активисты казалось уже заглохшего поткинского ДПНИ. Они сразу же стали будоражить местное население рассказами об всяческих ужасах и устраивать сходки с написанием гневных писем протеста. Венцом их деятельности станет планируемый на четвертое ноября «русский марш» в Люблино. Мусор после этого мероприятия убирать будут, наверно, тоже несчастные гастарбайтеры. Ну а толку то что? Допустим торговцев изгонят и из Люблино и они переберутся куда-нибудь еще. Это и понятно, если людям нужны дешевые товары, в том числе и из Китая, не все же могут отовариваться в бутиках. Вообще же все эти опусы Делягина, «русские марши» под вопли Поткиных и хулиганство великовозрастного революционера Ромы Попкова одинаковы бессмысленны. Ибо История подчиняется не прихотям делягиных, поткиных и попковых, а железным закономерностям, одной из которых является необходимость перемещения людских масс по поверхности земного шара.

Дмитрий Фролов
Tags: ДПНИ, Люблино, Москва, Черкизовский рынок, Черкизон, миргантофобия, нацики
Subscribe

  • А россиянам завидно?

    Наблюдаешь истерику в российских СМИ по поводу введения безвизового режима для украинцев и удивляешься, сколько здесь зависти и беспамятства. Ведь…

  • Инерция исторического сознания

    Кажется, что в отношении многих жителей России к Украине доминирует то, что можно определить как инерцию исторического сознания. Россияне, особенно…

  • На смерть Моторолы

    Раньше с большим сочувствием относился к донбасским повстанцам. Не потому, что верил в сказки про «украинский фашизм», скорее, меня привлекала тема…

Comments for this post were disabled by the author